На днях стало известно о смерти гитариста коллектива Александра Буйнова Константина Щукина. О его последних днях рассказала жена Марина Якунина.

Вдова даже не может представить, где мог заразиться коронавирусом ее муж Константин Щукин, ведь за границу он не ездил, соблюдал все меры предосторожности. "Как объявили карантин, мы сразу поехали на дачу. Муж был в прекрасном настроении, занимался деревьями. Погода стояла хорошая…" – припомнила Марина Якунина. Впрочем, отметила она, незадолго до болезни ему продуло шею, он посещал поликлинику, делал МРТ. А до этого делал покупки в торговом центре.

Когда Щукину стало плохо, жена вызвала скорую помощь, но приезжал врач из поликлиники. "Доктор лишь слушал легкие и назначал очередные антибиотики. Потом я звонила на горячую линию для больных коронавирусом, но все было тщетно, помощь не приходила", – пожаловалась Марина.

Она отметила, что всю неделю вызывала врачей. Якунина до сих пор возмущена тем, что супруга не сразу забрали в больницу. "Первый раз у нас анализ на тест взяли только в стационаре. Солнечногорская больница, которая находится неподалеку от нашей дачи, не хотела брать Костю, когда его привезли. Мужа заставили написать отказную", – рассказала вдова.

Она передала свой разговор с мужем. "Марина, меня здесь не взяли, – сказал мне по телефону Костя, – повезут в Домодедово, но я туда не доеду с температурой 39. Мне очень хочется пить". Из приемного отделения Костю выставили вон, так и не дав ему воды. Сказали, что у них новое распоряжение", – цитирует Марину Якунину "Собеседник".

Вдова предположила, что у мужа могли пойти осложнения после того, как он продрог. Лишь при помощи заведующего районной солнечногорской поликлиники Якуниной все же удалось положить мужа в больницу. Пока Щукин был в клинике, он регулярно общался по телефону с женой. Однажды он позвонил и сообщил, что его переводят в реанимацию, в бокс с кислородом. Потом выяснилось, что его подключили к ИВЛ.

Вдова рассказала: "Каждый день я звонила врачам и слышала в трубке, что состояние больного стабильно тяжелое. Организм был здоровый, хронических заболеваний не было. У нас с детьми была надежда, что Костя справится. Так продолжалось пять дней. А 14 апреля рано утром мне позвонили, и я узнала, что все..."