Признание Литреева в покупке экстази не дало либералам сделать из него нового Голунова

Программист Александр Литреев, задержанный в Екатеринбурге с экстази, признался сегодня, что действительно покупал наркотики для собственных нужд, и раскаялся. Его задержали вчера — он приехал из Петербурга на конференцию по специальности, и встретился с полицией, когда ехал в каршеринговой машине вместе с подругой. Программиста допросили в присутствии адвоката, сегодня суд назначил ему меру пресечения — два месяца ареста.

О задержании написали все новостные издания, симпатизирующие оппозиции — от признанного иноагентом «Радио Свобода», до потерявшей доверие либералов после публикации статьи о возможной причастности активистов пензенской «Сети» (организация, признанная террористической) к двойному убийству «Медузы».

Такое внимание неслучайно — Литреев активно помогает протестному движению, он известен как создатель «Красной кнопки» — приложения, позволяющего сообщить о задержании на акции правозащитникам, и проекта по деанонимизации силовиков, работающих на незаконных акциях. В 2017 году его проверяла полиция по заявлению Роскомнадзора, подозревавшего программиста в деятельности по обходу блокировок Telegram.

Не удивляет, что едва только пошла информация о задержании, дело назвали политическим, наркотики — подброшенными, а Литреева — новым мучеником «репрессивной статьи».

Дмитрий Гудков также не мог остаться в стороне, и написал пост поздним утром выходного дня. Опередив события, он сразу назвал дело сфабрикованным, добавив неизвестно откуда взявшихся живописных подробностей о задержании. Правда, едва запись появилась в канале, программист признался в покупке наркотиков, и трогательный гудковский призыв не молчать и немедленно вступиться за «нового Голунова» был удален, оставшись лишь в реплаях.

Гудков был вынужден сообщить об истинных обстоятельствах дела, и рассказал, что оппозиционер — не значит «святой», а наркотики в любом виде — зло. Но о «народной статье 228», которую нужно менять, все-таки написал.

А вот Алексей Навальный заявил, что айтишника специально «выманили девушкой» и подставили, называя операцию «медовой ловушкой». Специально или нет, а таблетки он покупал и прятал точно сам и по доброй воле, в чем и признался.

Дмитрий Гудков пока не сдается, и требует свободы Литрееву, называя арест в два месяца (стандартная мера для задержанных в другом городе) неадекватным наказанием за таблетку экстази.

Но как бы ни старались оппозиционеры отработать тему с выгодой для себя, нового политзаключенного из Литреева не получится. Он и сам не спешит им подыгрывать — признался в содеянном, не заявляет о превышениях должностных полномочий и каких-то еще нарушениях своих прав. Хранение наркотиков в России — уголовное преступление, широкая общественность тоже не спешит одобрять «легалайз», справедливо считая такой образ жизни опасным, и с этим приходится считаться даже тем, кто очень хочет развернуть новую кампанию в защиту доблестного активиста.